http://22foto.ru

26 Февраль
2комментария

Помечтаем о лете…

Помечтаем о лете…

 

2 комментария на «Помечтаем о лете…»

  1. А дальше пишем о том, что будем вышивать в течение года. Ну хотя бы помечтаем, что ли. Если вы ВОООБЩЕ не планируете вышивать, ну хоть что-то же в этой жизни руками планируете делать?:) Рассказывайте!) *когда доволен тем, что получается*

  2. МОЖЕТ ЛИ ХАМ БЫТЬ ПРАВ? То есть вообще в чем либо прав? Хам, для которого хамство является не ответом на оскорбление, а основа общения и убеждения несогласных в своей правоте? Не может – утверждаю уверенно! Хам, для которого хамство часть существа, правым не может быть вообще ни в чем. Даже если утверждает что дважды два четыре. Потому что в сочетании, например, утверждений “Адольф Гитлер — он не вникал в детали” и “ну и дура же ты”, обраенное к собеседнице (обратившей внимание на очевидное: что для осуществления зверств достаточно “директив” — а в детали ни один начальник вникать не может, мысль то примитивна), хамство больше чем истина. Оно перевершивает истину в человеческих спорах. А других не бывает. А как же – спросите Вы – Ландау и Гельфанд.? Ответ. Лев Давидович и Израиль Моисеевич великие учителя. Для которых резкость на их – всемирно известных – семинарах, во первых, была единственным методом осадить неуча для экономии своего и студентов (учеников) времени. А во второых, немедленно прекращалась, если Ландау или же Гельфанд видели, что за сказанным что-то существенно стоит. У меня был опыт общения с Гельфандом такого рода – в Rutgers Unversity, в котором Изариль Моисеевич работал несколько лет. Я рассказал великому математику (в присутствии нескольких приглашенных Гельфандом сотрудников и студентов) о комплементарной алгебре (не геометрии, алгебре), являющейся обобщением спиноров, на которой в частности, по моему убеждению, построено зрение человека. Гельфанд перебил меня секунд через сорок. Потом опять перебил. Потом изголялся с минуту, носясь по аудитории. А через пару минут вдруг задумался и замолк. Потом вдруг устремился к доске, начал что-то писать. Стер. Написал еще что-то. Что-то спросил. После чего спокойно и уважительно дал довести семинар до конца, всего лишь задавая вопросы время от времени. А через пару дней мне позвонил профессор, его Уважаемый Ученик, и сказал, что Израиль Моисеевич посоветовал мне подумать над приложением комплементарной алгебры, которую я придумал для объяснения феномена цветного зрения, к неголономным системам. И этому опосредованному звонку радуюсь до сих пор. И горжусь – хотя какжется упомянул о нем кому то сегодня впервые. То есть: хамство Гельфанда (так же как, наверняка, и Ландау, с которым знаком не был), о котором те, кто не понимает сути, говорят больше, чем о их достижених, было уникальным (годящимся не для всех и не всем нравящимся) созданием уникальной созидательной среды. Особого камертона интеллектуальной работы. Переходящим в очарование, биение мысли, юмор и дружелюбие с той же скоростью. Нередко и навсегда. Поэтому в моём утвердении ХАМ ВСЕГДА НЕПРАВ нет исключений. Это закон природы разума человека (а за неимением других разумов природы вообще). И когда я вижу где-либо на интернете, включая и этот сайт, что главным является изгляющийся над ошарашенными собеседниками какой нибудь Иван Грозный или Абрам Грозный, он не только неправ, даже когда без хамства в чем-то мог бы быть правым. Перестав быть человеком, он просто не может быть правым. Как не может быть прав в чем-либо оборотень – даже когда вдруг заговорил человеческим языком. С оборотнем, хамом (не грядущим, о котором предупреждал Мережсковский, а всепобеждающим и упивающимся вседозволенностью), жлобом по природе, даже если в чем-то начитан, можно говорить только на его языке, который единственный уважает. Коль ского хама не ставят на его животное место. В противном случае гомо жлобус гомо сапиенса побеждает. Потому что там, где стирается грань между человеком и зверем, хамство сильнее разума. И любая дискуссия превращается в зоопарк.

Ваше сообщение

Пожалуйста, введите свои данные и комментарий ниже.
Имя
E-mail
Сайт
Сообщение